Стрессовое недержание мочи у женщин

Введение объемообразующих препаратов (гелей) в подслизистый слой мочеиспускательного канала

Суть данной методики сводится к образованию под слизистой уретры своеобразных «подушек» (как при пробе Манту на коже предплечья). В результате введения геля в нескольких точках просвет мочеиспускательного канала сужается, и создаются предпосылки для лучшего удержания мочи. Этот метод лечения стрессового недержания мочи, особенно у пожилых женщин, подкупает своей «простотой» — выполняется под местной анестезией, продолжительность операции – всего 5-10 минут.

Нередко требуются повторные инъекции препарата. Не окончательно ясно и то, насколько используемые гели «безобидны» для уретры и парауретральных тканей, особенно при повторных введениях. Однако существует ряд клинических ситуаций, когда введение гелей действительно предпочтительно.

Глава, знакомящая читателя с «сетками»

Около 50%  массы тела человека составляет так называемая «соединительная ткань». Основной ее функцией является сохранение постоянной структуры тела и интеграция всех остальных тканей воедино. Связки и фасции — типичные представители соединительной ткани. Эти плотные фиброзные структуры (тяжи и пленки) фиксируют мягкие ткани и внутренности человека к основным несущим конструкциям (костям, сухожилиям), обеспечивая, тем самым, постоянное и упорядоченное расположение органов.

Основной несущей конструкцией женского тазового дня являются именно связки и фасции. Повреждение их приводит к состоянию, которое принято называть опущением (выпадением) тазовых органов: мочевого пузыря, матки, тонкого кишечника, прямой кишки. Иногда используется термин «опущение стенок влагалища» (он не является научным, т.к.

не характеризует суть процесса, а лишь указывает на внешние проявления). Выпадение мочевого пузыря приводит к учащенному мочеиспусканию, сильным позывам в туалет (вплоть до недержания мочи), чувству неполного опорожнения мочевого пузыря, а при выраженных формах — к появлению остаточной мочи и нарушению работы почек (развитию гидронефроза).

Опущение прямой кишки сопровождается запорами, трудностями при опорожнении, недержанием газов и др. Опущение матки, как правило, сочетается с другими видами опущения и имеет смешанную симптоматику. При повреждении связок, удерживающих в правильном положении женский мочеиспускательный канал (уретру), развивается недержание мочи при напряжении (при кашле, чихании, смехе, беге и др.).

Соединительная ткань (плотно-волокнистая) устроена так, что она неспособна адекватно восстанавливаться после повреждений (разрывов). Это означает, что если связки и фасции были серьезно повреждены, то единственным надежным способом восстановить их структуру является хирургическое вмешательство. На сегодняшний день недержание мочи при напряжении и  опущение (выпадение) тазовых органов можно вылечить только оперативным путем.

К сожалению, ни тренировка мышц тазового дна, ни воздействие лазера, ни лекарства, ни рефлексотерапия не способны обеспечить приемлемую эффективность. Важно отметить, что мышцы тазового дна вообще не имеют прямого отношения к развитию опущения тазовых органов, они даже расположены не в тех зонах, где образуются дефекты.

Передняя кольпорафия или передняя пластика влагалища

В настоящее время – самая распространенная операция, выполняемая в гинекологических стационарах по поводу стрессового недержания мочи у женщин (в чистом виде или в сочетании с цистоцеле-опущением мочевого пузыря). «Кольпоррафия» дословно означает «наложение швов на влагалище». При выполнении данной операции выполняется срединный разрез влагалища, осуществляется диссекция тканей в боковых направлениях.

Стрессовое недержание мочи у женщин

При этом данная манипуляция может сильно усложнять выполнение современных операций по устранению недержания мочи (после родов), так как после нее развивается выраженный фиброз (рубцевание) тканей. В современных условиях показания для передней кольпоррафии крайне узкие! Передняя кольпоррафия в качестве «антистрессовой» операции при недержании мочи вообще должна рассматриваться как архаизм. К сожалению, этот архаизм продолжает носить повсеместный характер.

Имплантация синтетического среднеуретрального слинга (слинговая операция, TVT-О, TOT и др.)

1. Восстановительные (когда хирург определяет точное место расположения разрывов фасций и связок и «зашивает» эти дефекты). Некоторые виды данных операций: передняя и задняя кольпорафии («пластика влагалища»), паравагинальная реконструкция, крестцово-остистая фиксация, крестцово-маточная фиксация и др.

2. Протезирующие (когда в ткани имплантируются различные устройства, замещающие функцию разрушенных связок и фасций). Наиболее часто для данных целей применяются синтетические сетчатые эндопротезы («сетки»), которые после установки прорастают соединительной тканью пациентки и становятся искусственными связками и фасциями.

Первая группа операций, безусловно, более привлекательна с точки зрения  относительной физиологичности и, опять же,  относительной  безопасности. Однако, далеко не всегда удается надежно закрыть дефекты в тканях без применения дополнительных пластических материалов. Если степень разрушения связок и фасций не позволяет полностью обойтись без применения «синтетики», то имеет смысл  в наиболее поврежденных зонах установить полимерные имплантаты и, тем самым, обеспечить надежный результат.

Современные имплантаты для хирургического лечения опущения тазовых органов и недержания мочи являются прямыми потомками «сеток» для лечения грыж живота, которые уже более 30 лет успешно применяются в герниопластике, и без которых эту область хирургии сегодня даже трудно представить. Однако, эндопротезы для урогинекологии имеют и ряд серьезных отличий, обусловленных специфической областью применения.

Материалом для современных сеток служит полипропилен (ПП) или поливинилиденфторид (ПВДФ). Оба этих материала  отличаются высокой степенью биосовместимости и стабильности: они не выделяют в окружающие ткани никаких вредных веществ вне зависимости от срока имплантации. После закономерной фазы асептического (стерильного) воспаления, следующей за любым хирургическим вмешательством, они инкапсулируются, то есть покрываются соединительной тканью пациента. В результате на сетке как на матрице «вырастает» собственная ткань, что некоторые авторы называют «неофасциогенезом» — см. Рис. 28 и 29.

Важной характеристикой современных сетчатых имплантатов является высокий уровень устойчивости к инфекции. Это достигается благодаря открыто-ячеистой структуре и отсутствию фитильности (см. Рис. 30.) Проще говоря, вся поверхность эндопротеза «открыта» для клеток иммунной системы организма (бактериям «некуда спрятаться от расправы»), а, кроме того, сетка не способна «тянуть» бактерии из «грязной зоны» (например, влагалища) в «чистую зону» (например, внутренние ткани, окружающие мочевой пузырь и матку).

Если говорить о технических характеристиках имплантатов для реконструкции тазового дна, то на сегодняшний день они схожи почти во всем. Отличия, как правило, сводятся к поверхностной плотности (массе полимера на квадратный метр полотна) или материалоемкости. Естественно, что чем этот параметр ниже, тем меньше «синтетики» имплантируется в ткани, то есть повышается мягкость, эластичность тканей и теоретически снижаются риски побочных эффектов. Однако, надо понимать, что бесконечное снижение данной характеристики невозможно, т.к. влечет за собой ухудшение прочности сетки.

Из вышеизложенных данных следует: современные сетки ведущих производителей принципиальных отличий не имеют (кроме цены – у отечественных изделий она ниже)! Это доказано в многочисленных исследованиях, и сомневающиеся могут сами в этом убедиться. Принципиальные отличия имеются в технологиях имплантации и руках, которые устанавливают протезы.

Хотелось бы повторить: хирургические сетки — не панацея. Далеко не всегда следует прибегать к имплантации синтетических материалов. Но при наличии показаний использование эндопротезов в реконструкции тазового дна обеспечивает очевидное и, можно сказать, кардинальное улучшение результатов лечения у огромного числа больных с выраженными (!

) формами пролапса и недержанием мочи при напряжении. На сегодняшний день имплантация слинга может происходить в условиях стационара одного дня. Опущение тазовых органов требует 2-3 дневной госпитализации. При этом реабилитация происходит на порядок быстрее, чем это было ранее,  при использовании традиционных подходов.

Дело в том, что корректная имплантация хирургических сеток при опущении должна осуществляться в глубокие структуры таза в непосредственной близости к мочевому пузырю, прямой кишке, крупным сосудам и нервам. Повреждение этих структур угрожает не только здоровью, но и жизни пациентки. Это обязывает врача в совершенстве владеть топографической анатомией данной зоны.

Классическое же образование гинекологов и урологов (как в РФ, так и в мире) зачастую довольно поверхностно освещает данную область знаний. Не всегда у специалистов имеется время, силы и, откровенно говоря, желание, чтобы досконально изучать незнакомую область.  И дабы не рисковать, работая в «темном лесу», многие хирурги предпочитают имплантировать сетчатые эндопротезы поверхностно (прямо под слизистую влагалища — в «привычную область») и, тем самым, нарушают технологию.  Это приводит к тому, что слизистая влагалища, лишенная адекватного кровоснабжения и иннервации, заживает плохо (см. Рис. 31).

В результате неправильной имплантации с высокой степенью вероятности (до 20%) образуются эрозии слизистой (когда сетка оголяется и «торчит» во влагалище), развиваются рубцевание и укорочение влагалища, возникают нарушения половой функции (диспареуния) и прочее. В большинстве случаев, подобные проблемы – следствие некорректной техники операции, а не результат применения сеток.

Имплантация субуретрального слинга при недержании мочи является, безусловно, менее сложной операцией. Но и она имеет огромное число нюансов, непосредственно  влияющих на результат: определение показаний к операции (это далеко не всегда очевидно), техника расположения / натяжения петли, выбор эндопротеза и др.

Важной особенностью хирургии тазового дна является необходимость восстановить не только анатомию, но и нарушенную функцию органов при одновременном сохранении функции соседних структур! Решить эту задачу без специальной подготовки в области функциональной урологии, нейроурологии и уродинамики подчас очень непросто. И, тем более невозможно адекватно справляться с осложнениями.

Таким образом, эффективное и безопасное лечение патологии тазового дна возможно только в специализированных клиниках, где врачи имеют необходимые знания и навыки, прошли многочисленные тренинги и практические курсы, выполняют подобные операции на потоке и имеют постоянную обратную связь с прооперированными пациентками (!).

«Любительский» подход к данной проблеме, когда специалисты начинают делать операции после просмотра обучающего фильма, категорически недопустим. Объективные международные данные указывают на то, что частота осложнений в хирургическом лечении патологии тазового дна с использованием сетчатых протезов в различных руках может варьировать от 1-3% до 30%. Появился даже термин: «хирург-ассоциированные осложнения».

Негативное информационное поле, которое в последние годы стало сопровождать операции по протезированию структур тазового дна синтетическими имплантатами, является прямым следствием бесконтрольного применения данной технологии недостаточно квалифицированными специалистами. Очевидно, что при столкновении с осложнениями врачу проще всего обвинить во всем сетку. Кому хочется заявлять о своей некомпетентности, особенно, если «высокий статус»  категорически не позволяет этого сделать?

В заключении необходимо отдельно отметить, что заболевания тазового дна крайне вариабельны. Сложно найти двух пациенток с абсолютно одинаковыми анатомическими и функциональными дефектами. Это заставляет грамотных специалистов каждый раз персонально подбирать наиболее подходящую реконструктивную операцию из своего обширного арсенала для конкретной пациентки, а не наоборот.

Среднеуретральный слинг – это самый изученный и, вместе с тем, наиболее эффективный на сегодняшний день метод лечения стрессового недержания мочи (СНМ). Казалось бы, что ещё можно сказать о методике, которая за 20 лет, даже в эпоху «сеточных войн», стала золотым стандартом лечения СНМ, уверенно расположившись во всех клинических рекомендациях?

Предлагаем Вам задуматься о самой сути этой операции. 

Объемобразующие вещества.jpg

Установка среднеуретрального слинга – это классический пример функциональной хирургии. К сожалению, многие специалисты мыслят категориями «отрезал-пришил» и свято верят, что вполне достаточно самого факта «правильной» установки слинга для его корректной работы. Это не так. И практика красноречиво это демонстрирует.

Нас не удивляет, когда мастер-часовщик после замены детали, просит еще несколько дней для настройки правильного хода механизма. Что уж говорить о пациентке – мы внедряем в уже отлаженную и годами существующую систему искусственную деталь. В идеале именно имплантат должен максимально подстроиться под особенности анатомии и физиологии реципиента, а не наоборот.

Кольпосуспензия по Бёрчу

Заключается в подвешивании тканей, окружающих мочеиспускательный канал к прочным структурам передней брюшной стенки – паховым связкам (Купера). Операция выполняется абдоминальным доступом (через живот). Оперативный доступ: либо открытый, либо лапароскопический. В течение длительного времени данная операция считалась! «золотым стандартом» в лечении стрессового недержания мочи у женщин.

Ее долгосрочная эффективность «в умелых руках» составляет до 70-80 процентов. Основными недостатками данной методики являются: необходимость наркоза с искусственной вентиляцией легких и сильнейшая зависимость результатов от квалификации хирурга.

Лечение в Клинике ВМТ ИМ. Н.И. Пирогова СПБГУ

Северо-Западный центр пельвиоперинеологии (СЗЦПП), основанный в 2011 году на базе отделения урологии Клиники высоких медицинских технологий им. Н.И. Пирогова Санкт-Петербургского государственного университета, специализируется на современных малотравматичных методиках лечения стрессового недержания мочи (СНМ), синдрома болезненного мочевого пузыря (интерстициальный цистит), гиперактивного мочевого пузыря (ГАМП), его руководителем является доктор медицинских наук, врач-уролог Шкарупа Дмитрий Дмитриевич.

Сегодня у нас нет сомнений, что возможность регулировки слинга — это тот краеугольный камень, которого не хватало для постройки понятной и эффективной системы выполнения слинговых операций.

Важнейшим элементом нашей работы мы считаем отслеживание отдаленных результатов лечения. Более 80% наших пациенток регулярно осматриваются специалистами Центра в отдаленном послеоперационном периоде. Это позволяет видеть реальную картину эффективности и безопасности осуществляемого лечения.

Большая часть пациенток получает помощь бесплатно в рамках обязательного медицинского страхования (по полису ОМС).

Возможно и лечение за наличный расчет. Цена зависит от объемов и сложности операции. В среднем: от 60 000 до 80 000 рублей (В цену включены: операция, анестезия, пребывание в стационар, сетчатый имплантат и др. расходы).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Все о суставах
Adblock detector